Мои дети - Часть вторая

Навигация и поиск

Часть первая


На мосту в Хельхейм

Как Йормунганд, не ведая конца себе, нашёл его в своём хвосте, схронив Мидгард, мир всех живых, в своём полуобъятье

Как Гьёлль, промокшая петля вокруг Хельхейма, мира когтей сорванных и Хель дарованных, где каждый в ожиданье

Биврёста разрушенья

Так...

Сука свернувшаяся вокруг ног Модгуд желала дать себе более интересное определение, чем «содрогаемый холодом мешок», но последняя строка не шла. Это расстраивало суку и она пришла к выводу, что забыться сладострастием с Гармом лучший выход. К нему-то в пещеру сука и отправилась.

Позже, лёжа рядом с псом, сука рассматривала залитые кровью стены пещеры и вспоминала, как стала тем, чем была сейчас.

«Ты заслужил милость. Я превращу тебя в зверя. Ты будешь вместе с Модгуд и Гармом сторожить мост в царство моей дочери. Радуйся моей милости, ты станешь сукой, так что Гарм составит тебе компанию... До конца времён. Твоих или всех.»

Эта была не просто милость, а мудрость той, которая познала длительность бесконечности и хотя сука была здесь, ни мёртвой, ни живой меньше несчастного века, тоска разрывала её на части уже неделю спустя после смерти. А умирала сука мужчиной, взглядом жадно пожирающим жену и грезящим о любви своих детей и мире в их жизнях.

Сука вспоминала, как отнесла ко входу в Хельхейм огромное количество банок со своими срезанными при жизни ногтями. Зверь лапой подпихивал их, а с той стороны на него взирала Хель. Ногти владычица приняла, но зверь очень сомневался в том не держит ли она него зла за это... превращение не обговорённое с ней лично.

Сука чётко осознала зов. Опасность зрела в Мидгарде.

Голос Ангрбоды произнёс в голове: «Готовься к бою», а голос Учителя добавил «Ты распоясался. Теперь они боятся тебя. Но ты не бойся. За тобой род Имира».

 

2089 год, конец осени, полдень

Машины завелись лишь с пятой попытки, на это было потрачено два часа.

Вскоре люди были вынуждены остановиться, потому что телефоны лишились своих запрограммированных умов. «Сдохнешь... Сдохнешь. Сдохнешь!» - твердили разные голоса из динамиков. Телефоны убрали в багажник машины, где ехал Жених со своей невестой и родителями.

Когда Мужчина с бородой вернулся за руль своей машины заработало радио. Он узнал тот самый голос, который пообещал вывернуть его.

— Он найдёт твою мать. Он разорвёт её в клочья. Он найдёт тебя, когда ты явишься и накормит кишками твоей матери. Он вывернет тебя... Я выверну тебя.

Мужчина вполне понимал смысл угроз. Его мать умерла и теперь была в мире, где было нужно заточить зверя. Но он не испугался.

— Ты лжец. У тебя там нет власти, — мужчина завёл машину и тронулся.

Из радио раздался новый голос и не замолкал всю дорогу, голос молил. Как несложно было догадаться кто-то копировал мать мужчины.

— Сынок, пожалуйста! Не ходи! Мне очень больно! Они держат меня, а она ест… ест меня! Сынок, я так люблю тебя! Я всегда буду любить! - Мольбы сменились на рыдания и звуки работ челюстей.

Проезжая по посёлку, Мужчина с бородой отметил для себя, сколь известны проклятые здесь. Люди тыкали в сторону машин пальцами и разбегались.

— Вы тут частые гости? — поинтересовался мужчина.

— Нет, — ответила Девушка с косой.

— Странно это, — заметил мужчина, поразившись чуйке сельчан.

Когда люди въехали в лес, семья вспомнила, что на машинах в чащу не проехать. Мужчина с бородой вышел из машины и хлопнул дверью. Обещания, которые он выслушивал всю дорогу качнули бы волю любого, он едва дышал, хоть и понимал, что из Хельхейма докричаться по радио невозможно. Стена леса впереди ожила под сильным ветром.

— Лофт! — закричал отец Жениха и Девушки с косой.

Все обернулись, на крыше машины скалясь сидела сука.

— Я... Подумал, что это Локи явился… — отходя от машины бормотал отец Жениха и Девушки с косой, а Мужчина с бородой поторопился сблизиться с другими членами семьи.

Сука спрыгнула с крыши машины и умчалась в чащу.

— Возь... Возьмите меня в плотный круг. Вас не тронут, — сказал Мужчина с бородой.

Проклятые окружили его, и они двинулись. Шли медленно, почти вплотную прижимаясь к мужчине, чья безопасность была важнее скорости. Почти каждый шаг сулил опасность, змеи подбирались и пытались броситься, но лишь бились головами о ноги проклятых, каждый раз своевременно закрывая ядовитые рты. К проклятым вплотную приблизились волки, что вызвало немало страха, но в итоге люди привыкли к их присутствию. Волки смотрели сквозь семейство, вожделея Мужчину с бородой.

Напугало всех и то, что заметила Девушка с косой. На глазах у них загнивало всё в пределах вытянутой руки. Они шли оставляя за собой иссхоший мёртвый след.

— Тебе не стоило идти, — тихо сказал брат сестре, — с ним тем более, — он кивнул на ребёнка.

— Ошибаешься, чем нас больше, тем меньше вероятность, что мужчина пострадает. На них хотя бы посмотри, — она кивнула на волков, — до нас им дела нет, — девушка замахнулась на волка рядом, тот медленно отошёл в сторону, продолжая высматривать спасителя проклятых и вскоре приблизился обратно.

Люди дрогнули. Перед ними упало дерево, а в ноздри ударил запах дыма. Присмотревшись, стало ясно, что запах идёт от места среза, там дерево потемнело и обуглилось. Препятствие пришлось перелезать, что было очень сложно в сочетании с охраной экстрасенса.

Через 10 минут дороги показался особняк. Догадаться о том, что семья здесь не живёт мог любой, кто сумел бы добраться до здания.

— Он совсем рассыпался... — заметил отец Жениха и Девушки с косой, глядя на кирпичи валяющиеся перед домом, глубокие трещины в стенах и непередаваемую тусклость красок. Ворот вокруг особняка не было, за домом выглядывала часть длинного сарая. Проклятые старались избегать смотреть в ту сторону, каждый из них помнил, что дед делал там со своими жертвами.

Когда группа вплотную приблизились к особняку со стороны сарая донёсся хор мужских и женских криков. Все вздрогнули и, как только ребёнок зашёлся в плаче, хор смолк. Главные двери дома открылись. Из них вышла сука. Она печально и почти виновато смотрела на ребёнка, приближаясь. Ребёнок увидел зверя и улыбнулся, сука упала и продемонстрировав живот стала кататься по земле. Ребёнок стал пытаться слезть вниз, хохоча.

— Нет малыш... Не надо с ней играть, — сказала Девушка с косой отворачивая ребёнка.

Собака сощурила глаза и поднялась. Она наклонила голову набок, высматривая ноги Мужчины с бородой за ногами проклятых. Она увидела их. На её пасти появился так знакомый всем оскал улыбки. Она подняла голову и посмотрела ему в лицо. Собака кивнула и судорожно зарычала, а потом отправилась в сторону сарая. За ней устремились волки и лишь сейчас проклятые полноценно осознали, как огромен зверь. Волк в холке достигал лишь её грудины и она была в два раза шире.

— Где... То, что мы ищем? — осторожно уточнил Жених.

Мужчина с бородой молча кивнул на сарай.

— Он дурак был? Ну... Прадед наш. Это ли не самое очевидное место? — удивился Жених.

— Ты читал Властелин Колец? — поинтересовался муж Девушки с косой.

— Нет, но фильм смотрел.

— Все знали, куда нужно кинуть кольцо. Но добраться до этого места было очень сложно.

— Ну, сравнил! Это нам сложно, а десант сюда высади и они этих псин...

— Нам легко, — осматриваясь остановил его муж Девушки с косой, — всё, что мы пока видели — это максимальная осторожность со стороны... с их стороны. Я не представляю, что было бы с другими людьми, не членами семьи вашего прадеда, которые сюда решились явиться. Десант, хэх... наверное разбился бы ещё до того, как залетел на территорию леса.

Брат девушки не ответил.

Проклятые и Мужчина бородой двинулись вслед за сукой и вскоре обнаружили, что волки встали плотной стеной перед дверьми в сарай. Отовсюду слышалось шипение, земля напоминала кожу, покрытую мурашками из змей и пауков. Брат и муж Девушки с косой, отделились от группы и аккуратно подошли к волкам. Сначала они пытались подвинуть зверей ногами, но те не реагировали, в итоге мужчины руками оттаскивали волков, которые всеми силами упирались, царапали землю, но не атаковали. Кое-как удавалось продвигаться вперёд, и в итоге круг людей оказался перед входом в сарай. Отец Жениха и Девушки с косой открыть дверь не сумел — ключ сломался в ту же секунду, когда он повернул его.

— Дайте пройти! — рявкнул Жених и протиснулся к двери, — что ж, посмотрим, как ты отреагируешь на это! Либо ты откроешь эту дверь, либо я буду биться об неё лицом, пока не сдохну! — и размахнувшись он направил лицо вперёд.

Кто охнул, кто зажмурил глаза, невеста Жениха вжалась в свекровь, но её суженый не пострадал. Дверь распахнулась. На пороге лежала записка, и молодой человек, наклонившись, поднял её. Прочитав послание, он убрал записку в карман.

— Что это? — спросила сестра.

— Прощание прадеда. Признание в любви всему ЕГО РОДУ, — брат девушки сплюнул.

— Кость зарыта в центре, — сообщил Мужчина с бородой, заглядывая во внутрь сарая.

— Я иду... — начал Жених, но его остановил отец.

— Ни за что.

— Он не тронет меня...

— Нет, но ты туда не пойдёшь.

— Почему?

— Посмотри на своего племянника. Представь, что он уже большой, сильный и смелый. Но сумеешь ли ты забыть тогда, каким он был маленьким? И... Чистым. Я вот помню, каким ты был. И ты до сих пор чистый, сынок. А теперь представь, что твой племянник идёт в место... Где твой отец — я в твоём случае, — измывался и убивал абсолютно беззащитных созданий. Представь, как он идёт по земле, по которой я заставлял ползать девушек, парней, а потом представь...

— Иди уже, — отозвался сын и вернулся в круг.

Тогда они вспомнили, что у них нет фонаря. Однако у Жениха и его отца нашлось по зажигалке. Отец Жениха и Девушки с косой забрал себе обе и ступил во тьму. Дверь закрылась за ним от сильного порыва ветра. Он ждал этого, как и ждал миражей жертв... Которых не было. Сердце сильно билось и он подумал о том, что собака боится напугать его до смерти. Вскоре, продвигаясь вперёд, прямо по центру он обнаружил старый огромный стол. На нём отец мужчины насиловал и разделывал людей. Стол не был залит кровью, прадед всегда убирался в сарае после развлечений сына, скрывая все следы. В сарае было относительно чисто, хоть и воняло старостью, а в лицо лезла паутина, свисавшая с потолка. Мужчина блуждал, ориентируясь на стол в центре, чтобы не заблудиться в слабом свете зажигалки и наконец нашёл лопату. Он вернулся к столу и забравшись под него, начал копать. Это было сложно: сперва он зажигал огонь, а потом, запомнив место, брал двумя руками лопату направляя её в землю. Как выяснилось, кость зарыли неглубоко. Он удивился. Осмотрев кость мужчина понял - это кость пальца человека. Стараясь не дать огню погаснуть, он кое-как выбрался из под стола, но не успел он выпрямиться, как почувствовал на своём плече чьё-то касание. Мужчина вздрогнул и обернулся: на столе по центру лежала сука, свесив лапу вниз. Из её глаз текли слёзы, она жалобно скулила. Прямо перед сукой лежала записка. Помедлив мужчина встал и забрал послание. Он отвернулся и стараясь не обжечь подушечку большого пальца о раскалённый кремень, разобрал буквы.

«Не убивайте меня» - гласила записка.

Сука завыла, он поджёг записку и не обернувшись направился ко входу. Зажигалка погасла, но он шёл. Послышалось рычание и шаги сзади, но он не останавливался. Он нащупал на двери дверную ручку и повернул её. Он вышел из сарая и никто его не тронул, — кость, — мужчина показал фалангу пальца.

— Берегись! — закричал Жених и прыгнул на волка, который повалил его отца и пытался вырвать зубами кость из крепко сжатого кулака мужчины. Круг был нарушен, назащищённое проклятыми пространство тут же атаковали. Мужчина с бородой закричал, его ногу безжалостно глодал волк.

— Да отвали ты от нас! — прорычал Жених. Из сарая раздался новый вой, отцу с помощью сына удалось оттащить волка, и мужчины кинулись помогать остальным спасать экстрасенса. Это удалось, хотя рана на ноге мужчины не сулила ничего хорошего.

— Помогите... Перевзять... мою... рану...— выдохнул Мужчина с бородой. Он боялся осесть на землю, которая сплошь кишела змеями и пауками. Живность расступилась перед проклятыми, но не перестала искать возможность пробраться за круг.

— Что нам делать с костью? — требовательно спросил Жених.

— Сначала помогите мне... прошу вас. Рана глубокая.

— Да... Конечно. — даже удивлённо отвечала Девушка с косой.

 

2089 год, конец осени, вечер

Кость требовалось предать огню и было решено разжечь костёр на заднем дворе поместья. Самым зловещим в этом предприятии оказалось то, что сука приносила сухие ветви из леса и складывала их в кучу разломанной на куски мебели, которую Жених со своим отцом вынесли из фамильного особняка. Спустя час посреди двора образовалась большая куча дров, состоящая из сухих листьев и веток, а также кусков фамильной мебели. Сука села спиной к костру и криво ухмыльнулась людям, которые ожидали подвоха.

— Теперь надо это всё поджечь... — заметил Жених.

— Зажигалки кончились, — сообщил отец молодого человека.

Люди вздрогнули от грохота в небе, подобного грому, костёр запылал, хотя собравшиеся не заметили молний.

Сука не моргая смотрела на людей и втягивала ноздрями то, что безошибочно звала страхом.

— Кто... Кинет? — поинтересовалась Девушка с косой, сильно сжимая ребёнка. Темнело, скоро её сын должен был ложиться спать, что чувствовалось в настроении ребёнка. Он капризничал, сам не понимая, чего конкретно хочет от остатков этого слишком насыщенного дня.

Мужчине с бородой перетянули ногу ремнём, кровь перестала течь так сильно, как текла, но он ослаб и выглядел плохо — побледнел. Мужчине требовалось помощь, но он понимал, что до больницы ему не доехать, если зверя сейчас оставить в покое. Мужчина с бородой ждал финала этой истории. Он по прежнему боялся оседать на землю, несмотря на то, что змеи, пауки и волки сгинули также незаметно, как появились. На здоровой ноге мужчину поддерживали плечи мужа Девушки с косой и её матери. Мужчина переводил взгляд с огня на суку, — Кость брошу я.

Проклятые всё это время окружавшие своего спасителя, не распуская круга, позволили мужчине приблизиться к открытому огню. Сука не нападала, она лишь следила за каждым их шагом и её ухмылка становилась всё шире и шире. И вот в бремя костра мужчина бросил кость. Сука не напала, она потерпела превращение подобное вервольфу. Зверь выпрямился в обнажённого взрослого человека. Густые седые волосы мужчины струились до его талии, а до пупа спустилась борода. Он улыбался, морщинистое, исхудавшее и белое лицо светилось нежностью, а в зелёных глазах читалась любовь.

— Он хочет спать, — произнёс мужчина густым низким голосом и кивнул на ребёнка, — идите домой или можете переночевать здесь... Ведь это тоже наш дом.

Люди молчали, а мужчина продолжал улыбаться, — не верьте тому, что вы знаете обо мне. И простите мне мою неосторожность... Я ошибся. Из-за чего эта собака и преследовала всех вас.

— Но что ты... — попытался задать вопрос своему деду отец Жениха и Девушки с косой.

— Ты и есть эта собака, — объявил Мужчина с бородой, уткнув лицо в своё плечо, чтобы вытереть обильно выступивший пот. Его била дрожь, — никто не лишал тебя воли, всё это твоя последняя воля, которой потакают твои владыки.

Существо проигнорировало обвинение, — Что ты хотел спросить, внук?

Но внук не повторил вопроса, а лишь продолжил таращить глаза на родственника.

— Не слушайте его! Не смотрите на него! Его искусство это ложь, как и вашего глумливого бога, — рявкнул Мужчина с бородой.

Жених повернулся к мужчине, — всё так очевидно?

— Для меня да.

— Что ж помогать то нам взялся? — молодой человек переменился, он бы уже навис над Мужчиной с бородой, но этого не позволил сделать муж Девушки с косой.

— Вам? Вы в помощи не нуждаетесь. Я здесь, чтобы удостовериться в том, что зверь умрёт. Я спасаю несчитанные тысячи жизней, которые ВАШЕМУ роду не угодят. А ваши покровители... в целом это не было существенно для того, что мне сказал сделать... — Мужчина с бородой вздохнул, — не ваш покровитель. Он явил мне озарения, и я всё увидел. Очень чётко. — «А ещё он сказал не доверять вам свою жизнь» — пронеслось в голове мужчины, — думаете почему я тогда не задал самого главного вопроса?

— Какого же?— оскалившись спросил Жених, а его зелёные глаза сверкнули.

— Почему вы раньше не отделались от зверя, — мужчина кивнул в сторону прадеда, который продолжая улыбаться блаженной улыбкой, слушал, — не такая бесполезная собака, да?

Семейство хранило молчание. В мыслях родителей Жениха и Девушки с косой, пронеслось то, как они в своё время смогли использовать зверя... В бизнесе. Для защиты достаточно спровоцировать нападение, что они в итоге поняли и делали в деловых целях.

— Но видимо побочных эффектов от него больше, чем... — Мужчина с бородой упал и застонал, Жених резко схватил мужчину за грудки, вырвал из толпы и кинул почти что к ногам прадеда, но отец юноши и муж сестры скрутили нападавшего.

— Да, что у тебя может быть на нас, смерд поганый?! Озарения от Асов?! Я тебя... — не мог остановиться брат девушки.

Реакция женщин была разной: невеста молодого человека спрятала лицо в ладонях и разрыдалась, Девушка с косой отвесила брату пощёчину, мать семейства не дрогнув в лице внимательно смотрела на упавшего мужчину.

— Спятил? — уточнил отец молодого человека, — молчи, дурак...

— Дети мои, — заговорил прадед, — не бойтесь, у него нет ничего, что могло бы навредить вам, в ином случае я уничтожил бы его, но у него было знание, которым он губит меня. Меня! Вашего защитника! Я люблю вас. И совершил много ошибок. Уберите кость из огня, спасите меня! Я буду вечно защищать вас. Я так ошибался, — мужчина смиренно опустил голову и из глаз его потекли слёзы.

— Нет! — крикнула Девушка с косой, — помогите встать мужчине и отведите его отсюда. И не смейте, не смейте трогать кость! Похоже, что я единственная из вас, безумцы, смотрела на это не через призму ваших личных интересов. Я видела в нём того, кого полюбила прабабка. Но тот человек умер! Его нет! Вспомните...

— Ты так похожа на свою прабабку, — прадед поднял голову.

Пронзительные голубые глаза встретились с густыми и зелёными, вода пыталась не рассеяться в болоте. Девушка гордо ответила: — возможно, но у меня хватит сил тебя остановить.

— Твоя прабабка понимала меня, это ты знаешь?

—- Нет, моя прабабка жалела то, что осталось от тебя до того, когда ты окончательно не лишился рассудка. И сказала мне это та, кому молилась она и молюсь я же. Она давно являла мне кошмары о тебе, но я жалела тебя, как и твоя жена... Знаешь... Наверное, ты бы и дальше «охранял» нас, если бы не разодрал того ребёнка. Я думала брат преувеличивает, думала, что ты спасал ему и его жене жизнь... Но ты просто веселишься! Это было чертой, ты сошёл с ума!

— Мне так жаль, я так испугался тогда за твоего брата... а потом за твоего сына... эта лопата...

— ИЗ ПЛАСТМАССЫ! — закричала девушка, а существо не сдержавшись задрожало в судорожном смехе, но спешно начало оправдываться и говорить, что у мёртвых тоже першит горло, так как возле Хельхейма холодно.

— Маленькая лопата маленького ребёнка! Посмотрите на него! Это он покрывал убийства деда! Вы же и сами понимаете, что он никому не давал спокойно жить и не даст, никогда! Где его второй сын, где третий? Я уверена, что это из-за него они...

— Как ты думаешь, твоя сука подлежит воспитанию, мальчик мой? — существо переменилось, оно улыбалось теперь не тёплой, а холодной, как игла в шприце улыбкой и смотрело на невесту правнука, — дерзкая... Ооочень. Но я её научу хорошим манерам, она никуда от тебя не денется, будет шёлковая и такая же нежная...

— Что ты несёшь... — простонал Жених, переминаясь с ноги на ногу.

— А ведь может. Ты это знаешь, я это знаю. Разве не переменилось её поведение до и после вашей помолвки? Всё также, как и с той подстилкой, что привёл ваш дед... мой сын. Эта девочка из того же материала, она о-о-очень...

— Я полюбила вашего правнука не зная, чей он внук. Мы познакомились в интернете и он до последнего скрывал вашу фамилию. Вы думаете, что мне так нужны несметные богатства, которые вы нажили? Таких дур меньше, чем вы рассказываете. Богатых мужчин много, а вот ваша семья исключительна.

Прадед смолчал.

— Злость и высокомерие — это не лучшие черты моего жениха, как и у меня... Мои постоянные возражения и недовольство всем. Но вы и сами знаете, почему я переменилась, ведь вступая в вашу семью становишься частью, — она ткнула пальцем в прадеда, — вас. Ваш правнук обещал мне вечную защиту от чего угодно, говорил, что семейного проклятия не стоит бояться, а вы убили... нет, раздавили! людей, которые рискнули схватить моего мужа за руку… а несколько недель спустя вы убили моего кота...

Существо скрутилось пополам, в округе загрохотал его смех, а быть может смеялся вместе с ним кто-то ещё.

— ...за то, что он меня поцарапал. Вы видели, как я люблю кота, но сделали это. Зачем?

— Таковая собачья натура... — продолжая смеяться отвечало существо, — блохастая тварь, царапает куклу моего...

— Те люди. Вы измывались над ними. Они сделали замечание вашему правнуку, когда он хотел ударить меня... Очередной раз. Что же вы сами не защитили меня тогда?

Существо перестало смеяться и выпрямилось. Лицо его стало серьёзным.

— Я правда... — начал Жених.

— Это правильно? Бить меня? — девушка говорила только с прадедом и ни с кем больше.

— Неправильно лезть в чужие дела и трогать моих детей. А, я вижу, ты рада, когда тебя защищают посторонние мужчины.

— Нет, мне от моего любимого не нужна защита. Но я и не рада, когда в семье есть защитник, неспособный навести порядок внутри своей семьи. Вы способны лишь растить паразитов, потакая...

— Ты! — прогремело существо и ткнуло пальцем в мужа Девушки с косой, — я не ел твоих котов, я лишь играл с мо... наш... ТВОИМ ребёнком.

— И ты искалечил другого ребёнка.

— Когда тот хотел ударить нашего!

— Моя жена всё сказала, тебя это ещё развеселило, если ты забыл. Ты сумасшедший.

— Сколько ты перебил конкурентов благодаря мне, счастье моё? — существо перевело взгляд на внука, единственного сына своего первенца, — ты ещё не разучился рулить бизнесом без всевидящего оружия, типа меня?

Мужчина открывал и закрывал рот, он не мог ответить, потому что ответа не знал. Ему было жалко бабушку, но у них с дедом было слишком много общих скелетов в одном шкафу. Он не смел спорить с этим человеком.

— Хочешь потопить семью? Мы деловые люди...

— Ты не деловой человек, — заметила жена внука, — ты спятивший фанатик, а все эти деньги заработала твоя жена.

— Дети мои, посморите, как говорят со мной люди, которых вы привели в нашу семью! — взревело существо.

— А, что, я не права? — уточнила женщина.

— С чьей помощью она их заработала? — процедило существо.

— Помощью? Ты имеешь ввиду то, что забрал ваших детей и занялся их воспитанием вверя ей все семейные дела? Ты оставил её одну со всеми проблемами и вначале вы просто голодали, пока она наконец не совладала с ситуацией.

Существо сощурило глаза: — Это так плохо, что отец любит своих детей? Я не мог... Не мог отойти от них, понимаешь ты это? Я не имел права отходить!

— Ты тогда свёл их с ума?

— Не смей... Я пылинки с них сдувал, я читал им, я закалял их тело и дух... Я ни на секунду...

—  Не отходил от них?

— Да!

— Почему твой первенец начал убивать? И почему все дети не явились... Когда ты умирал. С первенцем понятно, но другие. Почему они скрывали от тебя, где живут, а знала это лишь твоя жена?

— Откуда ты знаешь, что он не пришёл?

— Твоя правнучка нашла дневник твоей жены.

Существо закатило глаза: — Дети неблагодарны, а первенец развлекался - это его право данное при жизни, — заметило существо, — да и... они... Привыкли к тому, что я просто... Как вещь. Надо — рядом, не надо — ну, потерпим... Сначала терпели. А в итоге я им надоел, их мать меня предала, она дала возможность им жить... обойтись без меня, отрезала их от меня. У них появились друзья среди этих ублюдков от которых я их защищал с самого детства. У всех, кроме старшего, у него свои забавы. Понимаешь ли... Получив возможность жить без меня, они не вернулись ко мне, старший лишь объявлялся. Остальные меня ещё и боялись из-за того, что я защищал старшего... Ты не видишь? Я просто надоел им, они думали, что стали взрослыми.

— Ну и семья, — простонал Мужчина с бородой не пропустив мимо ушей упоминания о дневнике жены существа, — врёте, как дышите, а я ведь спрашивал у вас...

— Да, дети неблагодарны, но не в этом дело. Ты не считался с желаниями своих детей, а твои дети абсолютно не считались с твоими чувствами. Я не знаю, что конкретно они чувствовали, но возможностью побега воспользовались. Ты действительно ошибся, но тогда. В их воспитании. Прости, но тебе нас не обмануть... — женщина печально улыбнулась, — ведь ты завещал всей своей семье молиться тому, кто покровительствует лжецам. Мы тоже лжём, возможно не так виртуозно, как ты, но раскаяние ты изображаешь плохо. Мне, как и твоей жене, как и когда-то моей дочери, сейчас тоже стало жаль тебя, но заметь, случилось это тогда, когда ты говорил правду И... Снова прости, но ты опасен и тебя нужно изолировать.

Существо посмотрело на Мужчину с бородой.

— Может, пойдём?.. — спустя минуту неуверенно предложил муж Девушки с косой.

— Да-да, я догорю и сам собой, не беспокойтесь, — укорило существо.

— Побудем тут... — ответила Девушка с косой, малыш неотрывно смотрел на огонь и сильно зевал.

— Ты доволен? — спросило существо у мужчины, — я больше не смогу защищать семью.

Мужчина с бородой хмыкнул.

— Скажи, как быстро ты бы сдал всех их, сожги они у тебя на глазах человека?

Мужчина удивился, как и семья прадеда. — Что?

— Ты слышал.

— Если ты не заметил, тут никого не сжигают, кроме кости твоего пальца.

— Это пока что. Но ты скажи, неужто ты бы их покрывал? В друзья набиваешься, тоже хочешь моих денег?

— Я никого не покрывал и не собираюсь этого делать... Ты действительно сумасшедший. И деньги ваши мне не нужны. Здесь горишь лишь ты, а поджёг тебя я по велению Вотана.

— Знаете, кто вынул кость из моего пальца, пока я был ещё жив? Ритуал требовал страданий, боль должна быть такая, чтобы я сошёл с ума, я всё ждал, но никак не мог, пока он, ну, адвокат мой, мне потрошил руку... Обожаю юмор владык! В итоге, на пятом пальце, я понял, что я уже не в себе и ждать нечего! Кстати. Знаете, как я исчезну? — задало вопрос существо.

Люди напряглись и кто-то даже попятился.

— Во-первых, — существо обратилось к Девушке с косой, — ребёнок хочет спать, так что твой муж прав, иди. — существо помахало мальчику, — пока-пока. Будь осторожна с... вашим ребёнком. Он до сих пор не умеет залезать на тот идиотский стул, страхуйте его. И, да... Во-вторых. Во-вторых, я исчезну, как вооон, — мужчина указал в сторону, вверх, — то облако...

Когда люди отвернулись, существо бросилось вперёд. Оно схватило за ноги Мужчину с бородой и рывком окунуло жертву в огонь.

— Я могу убивать лишь, если угрожают вам мои дорогие... Таков уговор! Но угроза в перспективе, угроза грядущая! — существо захохотало радуясь тому, что его хитрость сработала.

— Помогите! — закричал Мужчина с бородой, опираясь на угли, его тело охватило пламя, он отчаянно пытался выползти из огня, но оступался и словно тонул внутри. - Прошу вас! Умоляю! Ааа! Не хочу, умоляю!

— Уноси ребёнка, моё счастье! Не бойся малыш, я играю с дядей!

Ребёнок прижался всем телом к матери и заплакал.

— Сделайте что-то, — пробубнила мать Жениха и Девушки с косой.

—Дааа... — пропело существо, — группа печально известных язычников, лишившись своего защитника, который уже долгие годы является их единственным алиби, доставляет в больницу человека с многочисленным ожогами... Словно его сжигали! А предварительно волками травили... Хм...

— Про-о-о-ошу-у-у... — мужчина выл, — я ни слова-а-а... Про-о-ошу-у-у... Бо-о-ольно-о-о!

— Мне тоже, тварь.

Семейство медлило, вперёд вышел муж Девушки с косой, но на этот раз его остановили двое других мужчин. Принудительно.

— Он прав, — заметил отец Жениха и Девушки с косой.

— Увы, —заметил Жених.

— Больные скоты, — муж девушки с косой попытался вырваться, но не смог, — чтоб ты сгорел!

— Со-о-олнышко... — Прорычало существо, — я — уже, не видишь? Подлечи глазки, а ещё не обзывай близких из-за расходняка. — И тогда люди заметили, что существо тлеет подобно сигарете.

— Дед... — Девушка с косой отходила всё дальше, потому что ребёнок не переставал плакать глядя на эту казнь, как прадед и предупреждал,— дедушка, пожалуйста! Н-н-не...

— Что НЕ?! — грохотнуло существо, — отпустите парня, — обратился он к внуку и правнуку, — пусть идёт с женой и сыном домой! — существо истлело по живот, теперь тлела его грудь, — потом уберитесь здесь... На всякий, — Мужчина с бородой уже не стонал и не дрыгался, присутствующие молчали. Начался дождь.

Муж девушки вырвал руки и, пятясь, добрёл до жены. Семья обнялась и скрылась в лесу.

— Так тебе... — выплюнул правнук, — больно? - он смотрел в зелёные глаза и видел в них много безумия, но это была его семья. Молодому человеку не хотелось, чтобы прадед страдал.

— Мне больно очень давно. Это не огонь. Это холод, который обжигает не хуже пламени. Я давно... Не ем, не пью, не чувствую тепла... Я между мирами, мальчик мой. Тут привыкли гулять владыки, но... я до сих пор не привык. А это... Сжигание... Наоборот, приятно. Я чувствую, как будто с меня снимают оковы. И мне очень страшно, ведь вы теперь без меня, — прадед сделал паузу, — зато я трахался!

Настроение семьи переменилось, как и в тот раз, когда прадед рассказывал им про подобное облаку исчезновение.

— Да. Теперь мы с Гармом свидимся лишь при Рагнарёке! Довольны?! Хотя... Не страшно. Ваша прабабка очень, очень сладкая девица... — он по-собачьи облизнулся. — Жду не дождусь. Когда она мимо меня и Модгуд шла, я почти согласился пойти вместе... О, Йотуны, эти бёдра... эти груди... Нооо... — существо хмыкнуло и подмигнуло, — почти.

— Какой ужас, — заметила жена отца жениха и девушки с косой.

Существо не ответило. Оно опустило голову, обняло ещё не истлевшие плечи и молча смотрело в землю. Вскоре оно начало слегка раскачиваться вперёд и назад, сильнее сжав пальцами свою плоть. Родственники прадеда наблюдали за ним, но не знали, что сказать и нужно ли это. И вот, обнаружив, что плеч уже нет, как и пальцев сжимавших их, существо заговорило: — Бросая взгляд на просветлённое лицо, понимаю я, что было создано оно привлечь, как можно больше тех, кто хребта лишён. Тьма никогда не будет так доступна, ведь лишь в непроглядной темноте возможно скрыть знание и те, что придут за ним будут тьмою посчитаны. Вижу я, как выходят посчитанные из тьмы такими, что подойти к ним устрашаются те, кто хребта не обрёл. Устрашаются бесхребтовые, даже смотреть на выходцев, тьмою считанных, хаосом меченных, мажет взгляд ответный и не стереть следов, — существо посмотрело на тех, кто остался с ним в последний его час в Мидгарде, — и напоминаю вам я, что это пляска, где плясуны уравнены. В этой пляске равнять мы должны себя на тех, кто издавна во тьме пляшет, на тех, кто во тьму нас приглашает. Предупреждаю я о том, чтобы не позволили вы хаосу память поглотить, ведь после этого станете вы хаоса частью и уже никогда себя не осознаете вновь.

В воздухе остались глаза существа, его лоб и верхушка пышной шевелюры.

— Йормунганд, не ведая конца себе, нашёл его в своём хвосте, схронив Мидгард, мир всех живых, в своём полуобъятье.

— Гьёлль, промокшая петля вокруг Хельхейма, мира когтей сорванных и Хель дорованных, где каждый в ожиданье

— Биврёста разрушенья.

— Тот, что мужчиной зашёл и сукой вышел, мечтая свой конец свести, ноги стража греющий

— Конец свести не сумел, ведь не искал он в теле своём тлеющем.

Дождь прекратился, над горизонтом взошла радуга.

Существо ушло.


Комментировать

Автор: Zuagzeba, дата публикации: 29.04.2019

Авторизуйтесь, чтобы комментировать